СОЮЗ СТРОИТЕЛЕЙ
ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ
региональное объединение работодателей строительного комплекса

«Я – комсомолка». Интервью Т.Д. Бочаровой газете «Строительство и недвижимость в Воронежском регионе», приуроченное к 100-летию ВЛКСМ (№42 (899) 18-24 октября 2018 г.)

09 февраля 2019 года

Татьяна Дмитриевна Бочарова, сегодня – председатель Воронежской областной организации профсоюза работников строительства и промышленности стройматериалов, к ответственности не только за себя, но и за других привыкала практически со школьной скамьи – благодаря своей комсомольской активности.

– Татьяна Дмитриевна, какой момент из своей комсомольской жизни Вы бы назвали особенно запоминающимся?

– Пожалуй, день моего вступления в комсомол. Я родилась в Рамонском районе, в самом дальнем селе, которое находится на границе с Липецкой областью. Когда наступил возраст вступать в комсомол, нас с нескольких разных деревень собрали в селе Большая Верейка, где было двухэтажное здание школы. Церемония проходила очень торжественно, в большом зале на втором этаже – меня, ребенка, ходившего до тех пор только в одноэтажную школу-восьмилетку, похожую на сельский домик, это очень впечатлило. Школу я окончила с отличием, без экзаменов поступила в авиационный техникум – мне тогда было 15 лет. И там в комсомоле я возглавляла культмассовый сектор. Культурно-массовой работы было много.  Организационно все проходило на высшем уровне. Каждый ― где-то задействован. Танцевали, например, «яблочко» – хотя в то время костюмов, особенно матросок, было не достать. Я сама занималась хоровым пением – и приобщала других, как заведующий культмассовым сектором.

Еще после двух лет занятий мы получили удостоверение «пропагандист музыкальной культуры». Райком выдавал нам абонементы – в театр, в филармонию. Выдавали не просто так, а для самых лучших – и наша комсомольская работа как раз и состояла в том, чтобы найти этих лучших, пригласить их. Ходили и сами, конечно же – удавалось посмотреть, послушать, например, Магомаева, Пугачеву, Кикабидзе...

После техникума я пришла на работу в строительный трест №2 – это был 1977 год. Началась моя производственная деятельность, продолжилась моя комсомольская работа – там я была председателем профкома в аппарате треста и членом комитета комсомола, участвовала во всех мероприятиях.

– В стройтресте Ваша деятельность продолжилась тоже в культмассовом секторе?

– Я не могу сказать – там у нас, по-моему, просто не было секторов. В тресте я являлась членом комитета комсомола и участвовала во всех вопросах, какие там решались. Ну вот, например, демонстрации – мы для них шарики надували, писали лозунги, у нас имелась такая тележка, которую мы везли. Каждый раз, как нам на демонстрацию идти – у меня кабинет был завален полностью шарами. Потом надо всем их раздать, каждому бантик приколоть, а для бантиков надо где-то взять ленточку… Это было каждодневно, никакой не подвиг.

Еще из повседневного – мы подписывали и вручали грамоты, писали рапорты к съезду комсомола, партийному съезду, выезжали в наш пионерский лагерь на открытие и закрытие смен. Опять же, мы и тогда очень широко отмечали День строителя – у нас был свой фотограф в штате, существовал клуб «Строитель», турбазы… Мы заказывали катер, выезжали, и там у нас проходили разные спортивные мероприятия – перетягивание каната, пляжный волейбол. Все это - ежегодно, и организовать праздник тоже было делом комсомольцев.

Наконец, мне исполнилось 28 лет, и в этот день меня торжественно провожали из комсомола. На прощание вручили хрустальную вазу – маленькую, похожую на стакан... В то время это был очень ценный подарок. На тот момент я была неосвобожденным председателем профкома, потом меня избрали освобожденным – и наши кабинеты стали рядом: партком, профком и комсомол. В профкоме я и осталась.

– Складывается такое впечатление, что именно комсомол сделал вас организатором, руководителем – оно верное?

– Скорее всего! Может быть, какие-то организационные задатки и были изначально – но в комсомоле они получили развитие.

– Как вы считаете, в чем была роль комсомола в то время?

– Молодежь вся была задействована. Ведь понимаете, сейчас молодежь, тем более в нашей строительной отрасли – попробуй организуй! В техникуме или, допустим, на заводе, за его проходной, еще можно вести молодежную работу – организовывать мероприятия, такие, как студенческая весна, отмечать кого-то грамотами – но только там. Мы были при деле, занимались, привыкали к ответственности… А какие стенгазеты выпускали! По самым разным поводам – например, «молния», когда кто-то двойку получил, сделал наколку или случилось еще какое-то происшествие. Это было ЧП, мы это разбирали. Я порой задерживалась до 10-11 часов, рисуя газету. Меня даже, бывало, закрывали, забыв, что я тут – приходилось вылезать в форточку, чтобы уйти домой.

– Это было в техникуме?

– И в техникуме, и в школе. Ну вот, такая роль комсомола – она очень важна. А еще это была настоящая кузница кадров. В нашем здании находятся 15 отраслевых обкомов. В каждом работает председатель, и кого из них ни спроси – все начинали с комсомола! Я горжусь, что в моей жизни был этот период, и сожалею, что к тому моменту, когда выросли мои дети – все это уже закончилось… Поэтому могу о себе сказать: я – комсомолка.


Беседу вел Всеволод КОВАЛЕВ

© 2007 - 2019 Союз строителей Воронежской области, 394036 г. Воронеж, ул. Кольцовская, 24к
При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.